Без названия

Мысли начинают тесниться в голове, притопывать ножками, шуршать и попискивать от нетерпения, стоит мне потерять бдительность на минуту. Однако же, как только я решу изловить парочку и увековечить в электромагнитном сигнале, они разбегаются в ужасе, топоча своими мягкими лапками по пыльным извилинам. Секунда – и вот я сижу, как дурак, и занесенная над клавиатурой десятерня стынет от обиды. Наверняка, каждый сталкивался с подобным хоть раз в жизни. Сидите вы, допустим, на горшке, и в вашей голове от натуги появляется шикарный жирный экземпляр отборной мысли. Она с достоинством крутит бедрами, колышутся груди, ручки уперты в боки, в общем, хоть сейчас в дело. Но пока вы шуршите туалетной бумагой, мерзавка успевает скрыться, нагло хохоча и строя обидные рожи.

Лишь после долгих мытарств я нашел практически безотказный метод постановки капканов на этих юрких уродцев. Он прост, как правда. Достаточно положить ладони на клавиатуру, так, чтобы подушечки указательных пальцев касались бугорков на клавишах “F” и “J”, и (внимание, самый сложный этап) начать что-нибудь писать. По большому счету даже неважно, что именно. Пусть это будет, к примеру, “class Foo {…” или “Милая, я так скучал…” или “Одним промозглым серым утром…” или, не к ночи будь помянут, “<?xml version=”1.0″… “. Главное – это сосредоточиться на процессе, как если бы под вами был не условно удобный стул, а вышеупомянутый горшок. И через некоторое время – весьма недолго придется ждать, поверьте – вы услышите знакомое шуршание и цокот когтей. Любопытные мыслишки начнут подползать, щурясь на свет, к источнику активности. Они просто не могут поверить в то, что можно давить на клавиши без их участия.

Но ведь нам только этого и надо, правда?

13 комментариев

    • Я так и знал, что все закончится сеансом психоанализа =) Но я был к этому готов. Диагноз верный.

      На самом деле, ужасть как хочется что-нибудь нарисовать. А после поступления в академию как ножом отрезало. Уж почитай десять лет прошло, только тяга к автоматическим карандашикам и осталась.

      • К автоматическим карандашикам? У меня, кстати, страх перед белым листом является страхом перед “написать”, а не “нарисовать”. Впрочем, каждому свое, наверное :))

        • Я вам больше того скажу, милая барышня, не только рисовать и писать, но и кодировать тоже страшно по белому листу. Бывалча, неделями хожу, идеей беременный, прямо больной весь. Психоз прямо, чесслово.

            • Хм. Не задумывался над формулировкой. Называл всегда этот процесс именно словом “кодировать”. Слово “кодить” всегда мне казалось стоящим в одном ряду со словами “варез”, “рулез” и “ацтой”. Не лежит у меня к ним, болезным, душа.

              Конечно же, имелось в виду создание тех самых кодов, что завораживают вас согласно пункту 10 манифеста.

              • А у меня “кодировать” как раз ассоциирцется с совершенно дикими вещами, например, “закодировать от алкоголя” и т.д. :))
                Поэтому переспросила.
                Манифест – это, конечно, сильно преувеличено :))

                • Ну отчего же. Я вот, к примеру, силился вспомнить что-нибудь из своего детства, душевное такое. А вспоминаются только всякие забавные скабрезности. О, да, еще первое первое сентября – но там все утром, холодно, серьезно и страшно волнительно.

                  • Посмотри спектакль Гришковца “Как я съел собаку”. Наверняка найдешь на лотках (они еще в Питере остались?) или у знакомых. Найдешь что вспомнить душевное из детства и не только из детства и не только душевное(это про “всякие забавные скабрезности”).
                    P.S. – в командировке траблы с инетом и в ЖЖ сто лет не лазил – поэтому без регистации.
                    Рад.

                    • Да смотрел я этот спектакль. Раз пять пересматривал, пока не пришло время диск возвращать. Вроде как Гришковец даже приезжал тут на днях в Питер, но я стал слишком тяжел на подъем, чтобы живьем сходить.

                      И ты знаешь, один хрен – что помню, то помню. Остальное как отрезало. Я вообще быстро забываю то, что было. Хорошее, плохое – все одинаково стремительно стирается. Остается совсем чуток.

                    • “все одинаково стремительно стирается” – может в последнее время слишком быстро живешь? Так как на память тебе грех жаловаться. А может ценности в мозгах перестроились и не считаешь нужным эту “мелочь” помнить?
                      Рад.

                    • Эх, Рад, курилка, у меня всегда последнее время. Я не знаю мелочей в своей жизни. Все важно. Мог бы – помнил бы все.

                      Не, ну конечно, я помню запахи, вкусы и еще кое-что. Но пересказать это нельзя.

Добавить комментарий